Движим.рф

Вы находитесь здесь: Главная/Консультация/

Показательное решение по проблемам тех, кто вкладывает деньги в строительство.

Верховный суд пересмотрел итоги нескольких региональных судов, которые отказали женщине в ее просьбе - передать ей в собственность построенную и полностью оплаченную квартиру. Важность этого вердикта в том, что ситуация, в которую вмешалась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, совершенно стандартна и в нее могут попасть и уже попадают многие граждане.
Так что же произошло? У нашей героини был предварительный договор купли-продажи квартиры. Такой, какой оказывается на руках у большинства граждан, которые приобретают жилье на этапе строительства. Как правило, в подобных случаях покупателям объясняют то же, что услышала наша героиня: предварительный договор купли-продажи- просто необходимый этап при получении прав собственности. Женщине было обещано, что после подписания предварительного договора и внесения денег она через тридцать дней получит основной договор, после чего может готовиться к новоселью.
Но праздника с новосельем не случилось. Свои обязательства по договору женщина выполнила полностью и деньги за квартиру заплатила. Застройщик же никакого основного договора с добросовестной покупательницей так и не подписал, хотя его об этом гражданка просила.
Пришлось даме обращаться в суд. Каково же было удивление истицы, когда в суде ей разъяснили - никакая она не собственница. В общем, в иске женщине отказали. Кассационная инстанция с таким вердиктом районного суда согласилась целиком и полностью. Вот аргументы отказавших судов. Вначале был так называемый инвестиционный контракт. Его заключили между собой город и завод на строительство сразу нескольких жилых комплексов. Но сам завод стройки не потянул. Поэтому позже были уступка прав и договоры соинвестирования с коммерческими фирмами. Появилось несколько компаний, которые по этим договорам получили право собственности на общую возводимую жилплощадь.
Когда с собственностью завода и фирм разобрался районный суд, он заявил женщине, что нет никаких оснований для признания ее права собственности. Суд в своем решении сказал, что основанием для заключения женщиной предварительного договоры купли-продажи были инвестиционный контракт города и завода, плюс договора соинвестирования и дополнительные соглашения к ним. Да, заявил суд, соинвесторы построили дом, и спорная квартира в нем имеется. Но нет акта о реализации инвестиционного контракта, поэтому будем считать, что инвестиционный контракт не реализован. А раз право собственности ответчика на результаты инвестиционной деятельности не зарегистрировано, значит, написал в решении райсуд, фирма не имела право продать женщине квартиру. Все. Все свободны. Вот после этой юридической казуистики наша героиня и отправилась в Верховный суд, ведь она наивно полагала, что есть договор, построена квартира и все деньги заплачены.
Причем тут контракты и соинвесторы? И Верховный суд полностью согласился с истицей. Вот логика главного суда страны. Дом не только полностью построен, но и введен в эксплуатацию, на спорную квартиру в этом доме сделан кадастровый паспорт. Женщиной выполнены все условия договора. Финансовые обязательства фирмы по договору соинвестирования также выполнены. Фирма выдала истице временный ордер на право доступа в квартиру, а ТСЖ заключило с ней договор управления. По акту приема-передачи спорную квартиру гражданка приняла.
Еще Верховный суд сказал, что право женщины на получение в собственность именно этой квартиры никто не оспаривает и ответчик иск признал. Да, районный суд заявил, что этот самый ответчик не приобрел право на продажу квартиры, но при этом, заметил высший суд, районная инстанция так и не установила, а кто в таком случае имеет право продать квартиру. Высший суд добавил - право фирмы продавать жилье никем не оспаривается. Право фирмы отчуждать по договору купли-продажи квартиру никем и никогда в суде не оспаривалось. Несмотря на это, районный суд заявил, что такое право отсутствовало. Это значит, районный суд сделал вывод о недействительности договора купли-продажи, хотя такие требования вообще никем не высказывались. Таким образом, подвела итог Судебная коллегия, районный суд вышел за рамки своих полномочий.
А еще районный суд посчитал важным аргументом то, что акт о реализации инвестиционного контракта не подписан. На это Верховный суд заявил - это обстоятельство никак не может свидетельствовать, что у женщины нет прав на квартиру. Высший суд напомнил своим коллегам Закон "Об инвестиционной деятельности..." (N1488-1). Там написано, что после приемки и оплаты инвестором выполненных работ он приобретает право на долю в объекте инвестиционной деятельности.